История
Участие казаков ЗВКО во взятии Пекина

Участие казаков ЗВКО во взятии Пекина

Основан в году

В начале июня 1900 года началась осада Посольского квартала в Пекине восставшими ихэтуанями(восстание «больших кулаков» или «боксерское восстание»), к которым присоединилась значительная часть регулярных войск Цинской империи. 14 июля правительство Цинской империи приняло «Устав ихэтуаней», предписав ополченцам действовать совместно с войсками и «доблестно уничтожать врага».  

До начала восстания, Россия вела в Китае политику «особых условий». Стремясь играть на противоречиях великих держав, она старалась упрочить свое экономическое и политическое влияние в северо-восточном Китае. Учитывая, что российские промышленные товары не были конкурентноспособны в Европе, Китай представлял огромный рынок сбыта, а укрепление позиций в северо-восточном Китае открывало России дорогу к богатой природными ресурсами Корее. 

Основой для проникновения в Китай должна была стать Китайская Восточная железная дорога (КВЖД) и ее Южная ветка от станции Чанчунь до Порт-Артура (ЮКВЖД) и подписание с Китаем союзного договора. 

Альянс восьми держав, в который вошли Российская империя, США, Германская империя, Великобритания, Франция, Японская империя, Австро-Венгрия и Италия, чьи войска вторглись в Цинский Китай, принял решение о наступлении на Пекин. Командование было возложено на германского фельдмаршала Вальдерзее, но немцы этом узнали уже после захвата Пекина, сам Вальдерзее прибыл в Дагу только 12 сентября. Фактически походом на Пекин руководил русский генерал-лейтенант Линевич, который был наиболее авторитетным военачальником из числа находившихся в районе боевых действий. 

Участие казаков ЗВКО во взятии Пекина 

В ночь с 31 июля на 1 августа 3-я сотня читинцев и 6-я сотня верхнеудинцев под общим командованием сотника Григорьева вместе с японцами участвуют в ночной рекогносцировке в составе войск генерал-майора Н.А. Василевского у ворот Пекина, и разведчики казаков одни из первых проникают в Пекин. 

После разведки подступов к Пекину казаки 6-й сотни и японские кавалеристы остановились на отдых в лесу. Японский офицер подошел к командиру читинцев, достал карманный Русско-японский разговорник и довольно хорошо стал вести беседу. В Русской армии ни в эту войну, ни в Русско-японскую таких разговорников не было. Пользовались услугами переводчиков, которых всегда не хватало, а обстоятельства складывались иногда так, что возникала необходимость допроса пленного или местного жителя немедленно. Пока казачий разъезд доставлял ценного пленного в штаб части, пока его там допрашивали, проходило много времени, и важные данные, требующие немедленного решения, устаревали. 

1 августа Пекин был взят. Казаки 6-й сотни Верхнеудинского полка в бою непосредственного участия не принимали. Их действия в этот день ограничивались несением посыльной службы, охраной и наблюдением за флангами. 

В ходе ночного боя 1 августа, разрушив ворота города артиллерийским огнем, стрелки и казаки 3-й сотни 1-го Читинского полка ворвались с криком «ура» в город, В 16.00 1 августа командующий Печелийским отрядом генерал Линевич в сопровождении 3-й сотни 1-го Читинского и 6-й сотни Верхнеудинского полков прибыл в российскую миссию.

В конце боя 50 казаков 3-й сотни 1-го Читинского полка в составе небольшого французского отряда генерала Фрея были посланы для освобождения миссионеров и католиков-китайцев, осажденных в Императорском городе. 

Через 5 дней казаки обеих сотен под начальством полковника генерального штаба Илинского выступили для занятия летнего императорского дворца и Ихэюаня («Сад отрады и покоя»), что в 15 верстах от Пекина. С этой задачей сотни справились без боя, опередив японскую пехоту, следовавшую в этом направлении. Казаки водрузили русский флаг над дворцом «Отрады и покоя». 

9 августа 3-я и 4-я сотни 1-го Читинского полка, совершив марш в район императорского парка, где, по слухам, якобы собрался многочисленный отряд ихэтуаней, и не обнаружив там противника, вернулись в Пекин. На этом боевая работа казаков Печелийского отряда закончилась. Казачьи сотни стали нести свою обычную службу при пехотных заставах, по охране дорог, на постах летучей почты и охране штабов. По окончании войны 3-я сотня 1 — го Читинского полка разместилась в городах Ляояне и Фынхуанчене; 4-я сотня до 1902 года охраняла Русское посольство в Пекине, а 5-я сотня до февраля 1902 года находилась в Шанхайгуане. 

5 сентября 6-я сотня 1 — го Верхнеудинского полка и 2-я сотня этого же полка, несшая службу по охране железной дороги от Таку до Тяньцзиня, были отправлены в отряд, направленный на Бейтан (Бейцан). 

С освобождением Русской миссии и посольства в Пекине кошмар осады для их защитников закончился. Под охраной казаков 4-й сотни 1-го Читинского полка, прибывшей в составе охранного отряда из Тяньцзиня 31 октября, дипломаты стали чувствовать себя уверенно. 

Однако о работе Русской миссии и посольства в дни восстания ихэтуаней следует отметить, что незнание положения дел в Китае, настроения народа и чиновников, элементарная беспечность могли стать причиной трагических последствий. 

Еще в 1898 году, когда начались стихийные выступления ихэтуаней, уже было ясно, против кого они направлены, но соответствующей информации с глубоким анализом событий и перспективой на будущее Русскому правительству не поступало. 

Русские инженеры спокойно строили железные дороги, привозили свои семьи в Маньчжурию, не опасаясь за их жизни. Сотни охранной стражи Китайско-Восточной железной дороги располагались по станциям, казаки несли службу, наблюдая за побережьем Квантунского полуострова, больше опасаясь японцев, чем китайцев. Никто не насторожился даже тогда, когда ихэтуани прямо заговорили о захвате столицы цинской империи. Не побеспокоилось Русское посольство даже о собственной охране. 

До января 1899 года посольство охранялось отрядом моряков под командованием лейтенанта А.Н. Неелова в 30 человек и полусотней казаков 6-й сотни 1 — го Верхнеудинского полка сотника В.Г. Раткевича в количестве 35 человек. Джигитовка казаков во дворе посольства всегда собирала толпу китайцев, восхищавшихся лихостью казаков, которые выделывали замысловатые трюки на своих маленьких косматых лошадках. 

Приходили посмотреть на казаков и англичане, скептически относившиеся к забайкальской лошади. Спеси у них, впрочем, поубавилось, когда сотник Радкевич и двое казаков совершили 6-дневный пробег между Пекином и Калганом (город на границе с Монголией) длиной в 450 верст в оба конца. Вес багажа при этом был не менее 5 пудов. Но еще больше были удивлены и поражены иностранцы, увидев, как казаки с началом морозов после усиленной выездки лошадей обливали их холодной водой. Мокрые лошади покрывались ледяной коркой. На вопрос, зачем они так делают, Раткевич ответил, что такой порядок практикуется в Забайкалье, и если так не сделать, то весной, во время линьки лошадей, они болеют нарывами и погибают, а облитые на морозе — нет. 

Казаки быстро завоевали почет и уважение среди иностранных военных и жителей Пекина.